Когда мы смеемся Носов краткое содержание

Когда мы смеемся Носов краткое содержание рассказа

когда мы смеемсяАвтор рассказа «Когда мы смеемся» предлагает нам задуматься над теми жизненными ситуациями, которые вызывают у нас смех. Рассказ ведется от первого лица.

Под моим окном палисадник с невысокими коваными перилами вокруг него. Зимой дворник сметает снег с улицы за железную решетку, а я бросаю воробьям в маленькое верхнее окошко кусочки хлеба.

Как только они замечают хлеб на снегу, они спускаются вниз и садятся на ветки дерева, которое растет перед моим окном. Сначала птицы долго сидят на дереве, тревожно поглядывая налево и направо, и не решаясь слететь вниз. Видимо воробьи бояться прохожих идущих мимо по улице.

Но вот один воробей набирается смелости, слетает с ветки, усаживается на снег и начинает клевать хлеб. Другой воробей видит его и тоже слетает вниз. За ним третий, потом четвертый… И вскоре вся стая активно клюет хлеб на снегу, не обращая ни малейшего внимания на прохожих.

Воробьи по своей природе дружелюбные, общительные птицы. Они, так сказать, любят обедать за общим столом. Один из них подскочил к кусочку хлеба и начал клевать его снизу. Другой вскинул голову, выпятил грудь, как гордый конь, и поклевал тот же кусочек сверху. Внезапно сообразив, что он мешает своему собрату-воробью, он тотчас же перепрыгнул на другой кусочек лежащий поблизости.
«Кусочков хватит на всех!» — казалось, говорил он своим собратьям, — «Не надо ссориться из-за них».

Однако не все воробьи так услужливы. Некоторые хватают кусок хлеба и тащат его в сторону, чтобы никто другой не мог его достать.

Вы не сможете удержаться от смеха, когда смотрите на этих шустрых птичек. Вот один из них выкопал из снега тяжелый кусок хлеба, оттащил его в сторонку от других воробьев и только хотел было приступить к своей трапезе, как подлетел другой воробей, грубо схватил хлеб и улетел с ним.

Вы бы видели бедного воробья, которого застали врасплох. Он выглядел таким удивленным. Его клюв был раскрыт от изумления.

Я давно приметил жадного воробья, который отбирает кусочки хлеба у других птиц , и даже придумал ему имя — Афонька Вредный. Афонька Вредный никогда не ест вместе с остальными воробьями. Он подлетает совершенно внезапно, когда его никто не ждет, выхватывает самый большой кусок у какого-то ничего не подозревающего собрата-воробья и улетает с ним на карниз. Иногда он крадет такой большой кусок, что его голова оттягивается вниз настолько, что ему приходится лететь чуть ли не вниз головой. Он сильно машет крыльями, да так сильно, что я слышу шум через закрытое окно.

Я уверен, что когда-нибудь Афонька Вредный схватит такой большой кусок, что он просто свалится на землю от непосильной ноши. Я намеренно бросаю ему большие куски, чтобы увидеть, куда приведет его собственная жадность.

Есть еще один нарушитель спокойствия, которого я называю Задирой. Он постоянно набрасывается на какого-нибудь бедного, невинного воробья, грубо отталкивает в сторону, и всего лишь для того, чтобы пару раз клюнуть его еду. Затем Задира повторяет всю процедуру со вторым и третьим собратом. Возможно, он делает это из зависти или потому, что еда других воробьев всегда выглядит лучше, но он всегда набрасывается на них!

В конце концов он пробует применить свою тактику на воробье, который так же агрессивен, как и он, или просто не уступает, который не хочет чужой еды, но не хочет расставаться со своей. Затем они бросаются друг на друга, бьются грудь в грудь и подпрыгивают как два бойцовских петуха. Задира пытается сильно клюнуть другую птицу и отогнать от куска хлеба, но та сопротивляется. В пылу битвы они забывают о хлебе. Наблюдать за ними очень весело!

Когда воробьи съедают весь хлеб, они снова садятся на дерево, чтобы отдохнуть. Птицы чистят свои клювы об ветки и при этом выглядят сытыми и довольными жизнью.

Однажды я решил сделать им сюрприз, то есть неожиданный подарок.

— Зачем им прыгать по снегу, бедняжкам, ноги мерзнут! Я устрою так, чтобы они могли есть, не слетая с дерева.

Я надел шляпу и пальто, вышел в сад и стал нанизывать кусочки мягкого хлеба на ветки.

«Воробьи будут очень довольны! — подумал я.

Затем я вернулся в дом и стал ждать. Я простоял у окна около часа, но ни один воробей не проявил ни малейшего интереса к еде.

«В чем дело? Разве они не видят? — удивился я.

Вдруг откуда-то появился странный неряшливый воробей и сел на ветку рядом с кусочками хлеба. У него был смешной короткий хвост, как будто выщипанный, перья на шее все взлохмачены, а на спине торчало сломанное перо.

«Кто этот Стёпка-растрёпка? — подумал я, — никогда раньше не видел такого, как он. Может быть, он просто сбежал от голодного кота или с кем-то поссорился».

Тем временем Стёпка-растрёпка сидел на ветке и даже не замечал хлеба. Потом воробей наконец увидел его. Глаза Стёпки стали нервно моргать, клюв раскрылся в испуге, он невольно отпустил ветку и свалился вниз, как подстреленный. На полпути к земле он вдруг очнулся, взмахнул крыльями и полетел, постепенно набирая высоту, по косой линии через улицу.

Я расхохотался. Глупый воробей испугался кусочка мякиша, висешего на ветке. Сначала он не заметил вокруг себя других кусков и, как обычно взгромоздился на ветку. И тут вдруг он увидел что-то странное, сидящее рядом с ним, и так испугался, что упал с ветки. Ведь он никогда раньше не видел, чтобы хлеб рос на деревьях.
Другие, более осторожные воробьи, должно быть, сразу заметили что-то странное на дереве и решили не садиться на него. Вероятно, они не поняли, что это был хлеб. Воробьи хоть и любопытные, но очень осторожные. Все необычное заставляет их бать очень осмотрительными.
Я, конечно, не знаю, что думали воробьи. Может быть, они воображали, что кусочки хлеба — это живые существа, которые могут причинить им вред. Во всяком случае, ни один воробей не смел приблизиться к дереву, пока хлеб висел на ветвях. Но как только я его убрал, пичужки снова сели на дерево, и вели себятак же беззаботно, как и прежде.

После этого я больше никогда не видел Стёпку-растрёпку. Вероятно, он случайно забрел с другой улицы.
На самом деле я очень люблю воробьев. Они очень милые и забавные. Раньше я удивлялся, почему мы смеемся над ними, пока не понял, что нас забавляет в них то, что забавляет нас в людях. Мы смеемся над людьми, которые думают только о себе, а не о других. Мы смеемся над хамами, хулиганами и склочниками, которые по сути являются просто эгоистами и не могут ладить с другими людьми.
Мы смеемся над жадными, завистливыми людьми, которые пытаются прихватить все для себя, и над заносчивыми всезнайками. И мы смеемся над людьми легкомысленными, беспечными или трусливыми, боящимися всего на свете.
Один мой друг (очень ученый профессор) однажды сказал мне, что мы смеемся над воробьями, когда замечаем, что они похожи на людей.
Но я думаю, что все наоборот: мы смеемся над людьми, когда замечаем, что они чем-то похожи на воробьев.

Подумайте об этом, когда у вас будет свободная минутка.

читайте также:
Рождественская песнь в прозе Диккенс краткое содержание
Людмила Жуковский краткое содержание